блог об информационных технологиях: софт, железо, интернет, услуги, советы

Неблогер Илья Варламов рассказал, почему первая медийная революция это хорошо, а вторая — плохо

Следующий текст — пересказ лекции Варламова под названием «О создании контента в диджитал-среде». В первую очередь она будет интересна тем, кто создает контент в социальных сетях, а также постоянно сидит в соцсетях и читает каналы в мессенджерах.

В настоящее время мы переживаем вторую медийную революцию, которая вызывает некоторые опасения. Чем она закончится, пока неизвестно. Об этом, а также своем опыте рассказал общественный деятель и журналист Илья Варламов на прошедшей 13-16 октября в Красной Поляне (Сочи) конференции «Телеком Интенсив 2020».

Первым делом Илья попросил не называть его блогером. Да и вообще, никого не называть. Потому что за этим словом скрывается то, чем люди на самом деле занимаются. Повар, выкладывающий видео с приготовлением блюд, остается поваром. Музыкант — музыкантом, журналист — журналистом.

Кроме того, слово блогер стало аналогом понятия «бездельник». Когда Варламов приезжает в какой-то город, СМИ часто пишут: «известный блогер приехал и выразил свое мнение по поводу...». Это часто вызывает негативную реакцию. Сам Илья в отношении себя использует термины «журналист», «фотограф», «архитектор».

Первая медийная революция

Произошла она в начале XXI века. В прошлом веке монополия на производство контента и его доставку до потребителей была у издателей. Журналист не мог самостоятельно пробиться к читателям, слушателям или зрителям минуя СМИ. Да и производство видеоконтента тогда было очень дорогим и сложным процессом. Кто мог знать, что сегодня видео, снятое на телефоне, будет собирать десятки и сотни тысяч просмотров.

И тут наступила первая медийная революция (разумеется, не сразу). Практически любой человек получил доступ к средствам производства и каналам доставки контента: цифровые фото- и видеокамеры, смартфоны, скоростной интернет (включая мобильный), блоги, социальные сети. Сегодня достаточно смартфона.

Наступило золотое время бурного развития блогов (стоит напомнить, что Варламов начинал в ЖЖ в середине нулевых, — прим.). Не было цензуры и ограничений. Все писали и делали, что хотели. Появились авторы, которые по числу читателей и зрителей смогли поспорить с традиционными СМИ.

Автор оказался на первом плане. Сам себе начальник, производитель, поставщик. И, конечно, автор получал много денег.

Вторая медийная революция

Блог-площадки и социальные сети помогли избавиться от издателей. В свою очередь, площадки выросли за счет авторов. Те привлекали к своим блогам читателей и, соответственно, на интернет-сервисы (ЖЖ, Фейсбук, Твиттер и т. п.)

Спустя некоторое время площадки-сервисы вдруг поняли, что мимо них проходит много денег. И начали закручивать гайки, вводя различные правила и ограничения. То есть цензуру.

Вот только несколько недавних примеров (их на самом деле тысячи). Facebook и Twitter ограничили доступ к статье американского таблоида New York Post, где рассказывалось про коррупцию сына Байдена. К слову сказать, эта газета всегда выступала за демократов и стояла на суперлиберальных ценностях. Администрация соцсети заявила, что факты, изложенные в статье, нуждаются в проверке. И обещала привлечь для этого стороннюю организацию.

«Твиттер» начал помечать аккаунты Russia Today и федеральных российских СМИ как госпропагандистские. Instagram удалил аккаунт Рамзана Кадырова. По мнению Варламова, к главе Чечни можно относиться по-разному (посмеяться, позлорадствовать), но удалили канал не за нарушение правил, а просто потому, что удалили. И завтра могут удалить любого из вас.

Сегодня бизнес очень сильно завязан на социальных сетях и подобных сервисах. Компании выстраивают коммуникационную стратегию через соцсети, ведут рекламные кампании, общаются с клиентами. Другие способы сильно проигрывают соцсетям, которые вдруг оказались монополистами. Получается, бизнес стал заложником доброй воли сервисов и действующих у них правил. И тех правил, что примут в будущем.

Многие предприниматели и частные лица (особенно создатели контента) оказались зависимы от тех площадок, на которых они размещаются. Если их заблокируют, удалят из-за нарушения каких-то правил или алгоритму не понравится их контент — они лишатся всего. Аудитории, дохода. Это будет моментальное банкротство автора.

Одна из главных проблем — некому жаловаться. Если вас заблокирует Роскомнадзор, можно обратиться в суд, митинговать или по-другому отстаивать свои права. Если вас заблокирует сервис, ты ничего не сможешь сделать. Корпоративная цензура, по мнению Ильи, пострашнее.

Варламов не мог разбанить свой YouTube-канал семь лет. Хотя к кому только не обращался. Сейчас ему приходится перед публикацией очередного видеоролика показывать его юристам, чтобы они проверили, нет ли нарушения российского законодательства. А потом другим юристам, чтобы они оценили контент с точки зрения правил YouTube.

Одним словом, если ты написал что-то не то, или твои взгляды не соответствуют взглядам администраторов этих площадок, или правила игры поменялись — тебя могут удалить. И это немножко настораживает.

Так можно коротко рассказать про дивный замечательный мир, который мы построили, — подытожил свое выступление Варламов.

Текст: Максим Иванов
Фото: пресс-служба «Триколор»
Оригинал статьи размещен на cheb.ru




Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии